О знакомстве моцарта и сальери

Исторические прототипы героев трагедии А.С. Пушкина "Моцарт и Сальери"

о знакомстве моцарта и сальери

Христологическим характером во многом обладает и драма «Моцарт и Сальери». Понятно, что Пушкин оказался заложником черной легенды. Моцарт и Сальери. Знакомство. из серий ЖИВОПИСЬ, Моцарт и Сальери автор: МИХАИЛ ГУБИН. Холст, масло. см х 75см. Так отравил Сальери Моцарта или нет? Это зависит от того, как С их знакомства и началась вторая молодость таланта. Как-то вдруг.

Державин могли счастливо сочетать служение Музам с государственной службой и не чувствовать при этом никакого нравственного разлада.

Все выдающиеся шедевры в том числе моцартовские писались по чьему-либо заказу, и такое положение казалось совершенно естественным. Свободное, вдохновенное, спонтанное творчество нисколько не исключало тогда приверженности существующим нормам и правилам, точного расчета и известной доли здорового консерватизма.

Реальные Моцарт и Сальери были почти ровесниками, принадлежали, в общем-то, к одному творческому типу и говорили на одном музыкальном языке. Различить их для современников было очень трудно. Потому-то некоторые предпочитали Сальери: Итак, не будем больше возвращаться к легенде о Моцарте и Сальери, равно как не будем в очередной раз восстанавливать историю реальных контактов и взаимоотношений двух композиторов. Тень Моцарта, конечно, будет еще мелькать на этих страницах, но лишь при разговоре о творческих материях.

"Моцарт и Сальери"

Ведь авторы инсценировок трагедии Пушкина или режиссеры других театральных пьес и фильмов о Моцарте прилагают все усилия к тому, чтобы доказать бездарность Сальери, либо поручая ему отбарабанить на клавесине нечто абсолютно карикатурное, либо вообще обрекая его на творческую немоту.

Настоящая музыка Сальери при этом игнорируется, и недаром: Между барокко и ампиром Инициатором одной из самых дерзких и успешных, но притом безвредных интриг в истории музыки XVIII века стал не Сальери, а его кумир Глюк. Автором музыки в афише был обозначен Глюк; либретто принадлежало литераторам, также известным по сотрудничеству с Глюком — итальянский оригинал создал Р.

Леблан дю Рулле и Л.

Моцарт и Сальери. Реквием

Успех у публики был полным, рецензии в прессе очень благоприятными. Лишь после этого мэтр раскрыл заранее спланированную мистификацию: Глюку за великодушный поступок готовность поделиться успехом с менее известным коллегой, а в случае неудачи взять провал на себяа Сальери за прекрасную музыку.

Заблуждение французской публики объяснить нетрудно. Сюжет оперы был типично глюковский: В опере Сальери речь шла о мифическом царе Данае и его пятидесяти дочерях, которых преследовали, домогаясь брака с ними, пятьдесят сыновей царя Египта.

Два царя были двоюродными братьями, но их разделяла непримиримая вражда. Данай, притворно согласившись уступить желанию царя Египта положить конец распре и породнить две династии, тайно заставил своих дочерей дать клятву в святилище богини мщения, Немезиды, в том, что в брачную ночь они заколют женихов спрятанными под одеждой кинжалами. Лишь младшая дочь Даная, Гипермнестра, успевшая полюбить своего нареченного Линкея, ужаснулась этому приказу и посмела ослушаться отца, открыв заговор Линкею и дав ему возможность бежать.

Данай уже собирался покарать смертью непокорную дочь, но Линкей со своими воинами ворвался во дворец и освободил возлюбленную, убив Даная. Волею богов Данай и преступные Данаиды оказались обреченными в загробном мире на вечные муки; это участи избежала лишь Гипермнестра с ее нежным и сострадательным сердцем. Открыв партитуру, мы многому удивимся, начиная прямо с увертюры. Тот же тип выразительности, та же семантика тональности и связанных с нею фигур.

Но, в отличие от Глюка, Сальери не стал выдерживать всю увертюру в таком мрачном тоне, а построил ее на ярчайшем контрасте суровой темы вступления и почти буффонном тематизме последующего сонатного allegro. Опера была к году широко известна. Да и музыка вступления у Моцарта гораздо страшнее и величественнее. Но приоритет художественного открытия принадлежит бесспорно Сальери. В увертюрах к реформаторским операм Глюка мы подобных полярных противопоставлений не встретим; не знала их до того времени и классическая симфония знаменитые гайдновские контрастные вступления к веселым сонатным allegri вошли в обычай несколько позже.

В начале II акта оперы Сальери действие происходит в темном подземном храме Немезиды, и первый образ увертюры трансформируется примерно так же, как изменяется музыка, характеризующая Командора, во II акте оперы Моцарта: Однако сам этот финал с демонстрацией адских казней опять-таки напоминает нам падение в преисподнюю Дон Жуана.

Можно возразить, что в данном случае перед нами — обычное клише, веселая музыка в духе итальянской тарантеллы, не имеющая в себе ничего особенно индивидуального. Но по отношению к Глюку Сальери выступает здесь отнюдь не как эпигон, а по отношению к Моцарту — во многом как самый непосредственный предтеча.

В лирических высказываниях главной героини оперы, любящей, страдающей и стойкой Гипермнестры, ощущается нечто моцартовское. Глюк был великим драматургом, но он принадлежал к совсем другому поколению и был воспитан мастерами эпохи Барокко.

Сальери как композитор намного ближе к венским классикам: Это видно хотя бы на примере использования материала увертюры, но не. У Глюка его хоры-рефрены такой двойственной смысловой нагрузки не несли, поскольку в течении акта или большой сцены у него господствовал один, лишенный внутренних противоречий, аффект.

Однако явные точки концепционного и творческого соприкосновения между двумя этими произведениями помогают понять психологическую подоплеку воспоминаний одного из сальериевских учеников А. Она была написана на либретто П. Бомарше и поставлена в Париже 8 июня года. Перескажем вкратце лишь самую суть. Опера названа по имени главного героя, полководца из персидской страны Ормуз, управляемой жестоким, развращенным и коварным царем Атаром.

о знакомстве моцарта и сальери

Невзирая на многочисленные услуги, оказанные ему Тараром, Атар похищает его жену Астазию, помещает ее в свой гарем и собирается казнить самого героя. Верная Астазия хочет взойти на костер вместе с мужем.

Моцарт и Сальери — Википедия

Лишь вооруженное народное восстание спасает доблестную чету: В опере, разумеется, действует гораздо большее число персонажей. Так, в прологе, по французской традиции, появляются аллегорические образы Природы и Гения Огня, вдохновляющие Тарара, а в пяти актах трагические герои соседствуют с комическими — гаремными слугами, бывшими европейцами, евнухом Кальпиджи и рабыней Спинеттой.

Грозные признаки приближающейся революции чувствовались в музыке второй половины XVIII века не менее явственно, нежели в литературе, театре и философии. Причем об этих признаках пророчески оповещали, иногда сами того не сознавая, очень респектабельные авторы, творившие в наиболее серьезных жанрах. И хотя герой романа Т. Подземные толчки грядущего извержения вулкана давали о себе знать по меньшей мере с х годов, и к м усилились настолько, что не ощущать их могли разве что совершенно беспечные люди вроде сестры Иосифа II, злосчастной королевы Марии Антуанетты.

В частности, на всех значительных сценах Европы резко участились постановки опер с тираноборческими и даже цареубийственными сюжетами. Напомним, что в трагедии Еврипида, бравшейся за первоисточник, ничего подобного нет — являющаяся в конце богиня Афина приказывает Тоасу в иной транскрипции, Фоанту отпустить греков на родину, и он покоряется. ТраэттыБ. Пушкину наверняка было известно мнение Н. Замолкни, гнусное чудовище, абсурдная клевета! Как видим, Пушкин включился в разговор, начатый до него, но сюжет его пьесы трактует тему гораздо сложнее, чем эмоциональные стихи и комментарии Лемьера.

Пушкинскую фразу о гении и злодействе следует подвергнуть ревизии — прежде всего с точки зрения лингвистической, с точки зрения семантики слов, из которых она состоит.

о знакомстве моцарта и сальери

Примеры из поэзии Пушкина разных лет говорят о том, что это слово широкого семантического спектра встречалось в самых разных контекстах: Статуя, изображающая римское божество — хранителя человека, рода, местности 1. В римской мифологии дух-покровитель человека; дух добра и зла Творческий дар, врожденное дарование, способность к чему-нибудь Гениальный, исполненный гения; самобытный, творческий, самодарный.

Он часто сочетается с притяжательным местоимением: Пушкин употребляет это слово легко и часто, не нагружая его тем тяжелым, ответственным, исключительным смыслом, к которому мы сегодня привыкли. Слова Моцарта о гении и злодействе следует обдумывать в свете этих представлений, закрепленных в языке того времени. В таком смысле и появляется это слово в первом монологе Сальери: Моцарт произносит это слово легко: Пушкин не противопоставляет своих героев по степени их одаренности, как делал впоследствии Белинский и многие вслед за ним, Пушкину вообще было несвойственно строить такие оценочные иерархии.

Эта проблема, повторим, волнует всех — Сальери, Моцарта, автора.

о знакомстве моцарта и сальери

Гений бессмертен, но он может улететь, человек при жизни может лишиться. И только в самом конце он начинает осознавать это: Так был или не был убийцею создатель Ватикана?

Хочется верить, что не был, весь ход трагедии склоняет нас к этому… а если был? Отравил Бомарше кого-то или не отравил? В художественной реальности, созданной Пушкиным, это важно не на уровне сплетни: В идеале, который воплощает Моцарт, с точки зрения Высшей Правды, к которой он бессознательно причастен, гений и злодейство несовместны — потому он так простодушно, с такой верой и надеждой говорит об.

о знакомстве моцарта и сальери

Но в реальности часто бывает. Как и всякий человек, художник двуприроден и, будучи наделен гением, носит в душе своей бремя греха. Зло живет в мире, живет оно и в каждой человеческой душе. Злодеяние — это активное проявление личной воли, поступок, умножающий зло и никак не совместный с гением, с несущим в мир красоту и Высшую Правду. О дате окончания работы мы знаем: Завершающий момент известен, но гораздо важнее определить начальную точку, момент возникновения замысла, понять тот импульс, тот внутренний толчок, который заставил Пушкина породить этот сюжет, носить его в себе несколько лет, чтобы потом воплотить мгновенным творческим усилием.

Погодина от 11 сентября года; со слов Д. Веневитинова Погодин перечисляет произведения, привезенные Пушкиным из Михайловской ссылки: Пушкин не мог начать работу над трагедией и даже задумать ее при жизни Сальери — только со смертью всех героев их судьбы обрели завершенность, ушли в историю и могли стать предметом художественного исследования. Австрийский композитор итальянского происхождения, педагог и дирижер Антонио Сальери — был одним из самых знаменитых музыкантов своего времени.

С ранней юности в нем обнаружился замечательный талант, он сделал головокружительную карьеру и в 24 года стал придворным композитором и дирижером итальянской оперной труппы в Вене. Он написал более 40 опер, работая по заказам лучших европейских театров, имел огром-ный успех, был выдающимся педагогом: Отношения Сальери с Моцартом были неровными, но скорее Моцарт смотрел на Сальери как на своего успешного конкурента, чем наоборот.

Во всяком случае, известно, что Моцарт дорожил высоким мнением Салье-ри о своих произведениях. Антонио Сальери умер в Вене 7 мая года — Пушкин жил тогда в Михайловском, не имея доступа к иностранным газетам, основному источнику европейских новостей. В это время он еще был в Одессе, свободном приморском городе, получавшем европейскую прессу. Алексеев40, однако ни он, ни кто другой не заметили, что в письме Нейкома о Сальери говорится как об умершем: Долгом всякого человека является сказать то, что ему лично известно, поскольку речь идет об опровержении клеветы, которою хотят заклеймить память знаменитого человека.

Живя в Вене с по г. Вернувшись в Вену, он начал писать Рек-вием. Обессиленный чрезмерным трудом, он был поражен глубокой меланхолией, которая вынудила г-жу Моцарт забрать у него партитуру. Эта мера и забо-ты его врача привели его в такое состояние, что он смог сочинить знаменитую масонскую кантату, успех которой его оживил до такой степени, что г-жа Моцарт не могла больше отказывать его настоятельным просьбам вернуть ему партитуру Реквиема, который он не успел закончить.

Через несколько дней после возобновления этой работы приступы меланхолии возобновились в такой степени, что его силы иссякли: С давнего времени у Моцарта было что-то вроде предчувствия собственной смерти. Никогда никто не подозревал Сальери в чувстве зависти к Моцарту. Все, кто знал Сальери, скажут вместе со мной который его зналчто этот человек, который в течение 58 лет вел на их глазах безупречную жизнь, не занимаясь ничем, кроме искусства, и используя всякую возможность сделать добро себе подобным, что этот человек, говорю я, не мог быть убийцей и сохранять в течение тридцати трех лет, протекших со смерти Моцарта, ту веселость ума, которая была ему свойственна и делала его общество столь привлекательным.

Письмо датировано 15 апреля года. Выделенные нами слова перевода не оставляют сомнения в том, что для Нейкома Сальери уже мертв — слухи о его смерти разошлись в Европе в году, после того, как он предпринял неудавшуюся попытку самоубийства и тогда-то и взял на себя вину в отравлении Моцарта. В немецкой, французской, итальянской прессе все это активно обсуждалось42, при этом вопрос о смерти Сальери был отодвинут на второй план.

Но Пушкин, наверняка жадно читавший в Одессе живую, полную горячих европейских новостей ежедневную парижскую газету, не мог сделать из письма Нейкома никакого другого вывода, кроме того, что Антонио Сальери больше нет на свете. Это сильно повышает значение письма Нейкома как одного из фактических источников, легших в основу сюжета пушкинской пьесы, — и не просто источника, а именно того первого импульса, с которым связано рождение замысла. А это значит, что изначально в замысле фигура Сальери была на первом месте для Пушкина, что именно в нем он увидел то самое трагическое ядро, из которого выросла пьеса.

Противоречия внутренней жизни творческой личности даны здесь в предельном своем диапазоне: Фраза о гении и злодействе символически представляет ту самую вертикаль, которую мы определили как смыслообразующую ось трагедии.

Трагедия создавалась с учетом исторических фактов, но поверх этих фактов Пушкин строит новую художественную реальность, в которой главенствует и все определяет не историче-ская правда, а та самая Высшая Правда, на которую восстает Сальери. Если признать письмо Нейкома первичным источником пьесы, то ясно, что Пушкин узнал легенду об отравлении Моцарта вместе с ее опровержением, — и все-таки он последовал этой легенде, вот что важно.

Мы знаем подобные случаи в творчестве Пушкина: Пушкин прочел у Карамзина, что Дмитрий Самозванец сделал своей наложницей Ксению, дочь Бориса Годунова, — но верить в это отказался. А в убедительно опровергнутую историю отравления Моцарта он захотел поверить и заставил поверить других пушкинская пьеса роковым образом отразилась на репутации Сальери в России.

Среди критиков был наверняка П. Коли есть, следовало выставить его напоказ в коротком предисловии или примечании уголовной прозою; если же нет, позволительно ли так чернить перед потомством память художника, даже посредственного?

Моцарт и Сальери: некоторые размышления над драмой А.С. Пушкина

Сальери умер лет 8 тому. Некоторые немецкие журналы говорили, что на одре смерти признался он будто бы в ужасном преступлении — в отравлении великого Моцарта. В этой не напечатанной при жизни заметке Пушкин в подкрепление основ-ной легенды создает легенду новую: Ибо в 38 лет он сам Капельмейстером.

С правами Музыкального Бога!!! И ученики его тоже Титанами стали. Шуберт, Лист, Бетховен и. Конечно не Шаинские, но тоже в своё время кое-что из себя представляли. Вот такой посредственный неудачник и завистник вырисовался! Моцарт родился в году Опаньки - опять неувязочка! Мне и в школе говорили, и в телевизоре показывали, и в театре намекали в пьесечто Сальери пожилой, а Моцарт молоденький.

А по датам выходит, что если Моцарту 20 лет, то Антоше - всего лишь 26! Если же вредному Сальери за 45, тогда и Моцарту за 39 - нестыковка. Тем более, что Моцарт столько не прожил. С ранних лет Моцарт талантлив папа - композитор, сестрёнка - восходящая звезда-пианистка.

Матушка возит обоих детей по Парижикам и другим городам с концертами. Вундеркинд пишет много классной, для его возраста, музыки. Певец, и скрипач, и пианист! С 12 лет триумфы в разных странах, в 14 лет - концертмейстер при дворе архиепископа, в 15 лет награжден Орденом Золотой Шпоры.

Лично Папа Римский награждал!

  • Исторические прототипы героев трагедии А.С. Пушкина "Моцарт и Сальери"
  • Журнальный зал
  • Моцарт и Сальери

Но вот исполнилось 20 лет, 21 и Обычная история вундеркиндов - пропал интерес у публики. Не смог он найти место где-нибудь в солидном музыкальном городе и вернулся в Зальцбург, к архиепископу - органистом. В году в 25 лет послал архиепископа подальше и уехал в Вену. Про Вену что это такое вы уже знаете!

Талантов - множество, халявы - немае. Начал давать уроки и концерты в узком кругу для эстетов. А в Моцарт попал под зоркий глаз Сальери. С их знакомства и началась вторая молодость таланта. В том же году, Сальери принял Моцарта на работу - камерным музыкантом в Императорский Венский Оркестр. И композитором по танцам.

о знакомстве моцарта и сальери